ГАТТ-ВТО и его роль в развитии международной торговли

Курс на создание открытой экономики, провозглашенный в Казахстане с началом перестройки, предусматривал, прежде всего, развитие торгово-экономических отношений с Западом, откуда предполагалось получить необходимые для модернизации экономики технологию, кредиты, инвестиции в обмен на экспортные товары - не только традиционные топливно-сырьевые ресурсы, но и продукцию перерабатывающей промышленности, в том числе наукоемкую. Эта задача была главной и в процессе формирования стратегии внешнеэкономической деятельности Казахстана, ее децентрализации и либерализации, политического и институционального обеспечения. Между тем процесс формирования новой глобальной структуры мирохозяйственных отношений, основанной, прежде всего на существенно обновленной (в результате “уругвайского” раунда Генерального Соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) многосторонней системе международной торговли, продолжается и ускоряется. Абстрагирование Казахстана от участия в этом процессе способно лишь усугубить его и без того трудное положение. Поэтому в рамках осуществляемой в стране экономической реформы одной из важнейших задач является присоединение Казахстана к системе ГАТТ.
Именно этой проблеме посвящена настоящая работа. Основные цели работы - общий анализ системы многосторонней торговли, основанной на принципах и механизме ГАТТ, характеристика проблем и перспектив Казахстана в связи с его вступлением в ГАТТ/ВТО.
Хотя сегодня стоит вопрос о вступлении Казахстана во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) заменившую с 1 января 1995 года Генеральное Соглашение по тарифам и торговле, переговорный процесс, в который вступила наша страна, в большей мере затрагивает традиционную проблематику ГАТТ, поскольку в соответствии с положением Заключительного Акта “уругвайского” раунда страны, которые принимали участие в переговорах, но на момент подписания Заключительного Акта (15 апреля 1994 года) не являлись членами ГАТТ, для вступления в ВТО должны пройти процедуру вступления в ГАТТ. Поэтому в рамках настоящей работы, состоящей из трех глав, введения и заключения, во-первых, рассматривается собственно Генеральное Соглашение по тарифам и торговле. Так, первый параграф Главы 1 посвящен истории возникновения ГАТТ и основным тенденциям его развития. Во втором параграфе анализируются основополагающие принципы ГАТТ, на базе которых строится многосторонняя система международной торговли.
Принимая во внимание тот факт, что, вступив в силу в январе 1948 года, Генеральное Соглашение за время своего существования претерпело существенные изменения, отражающие его динамичное развитие, во-первых, как многостороннего торгового договора, и, во-вторых, как механизма регулирования международных торговых отношений, особого внимания заслуживает рассмотрение вопроса о результатах деятельности ГАТТ (Глава 2. Параграф 2.1.), важнейшим среди которых является создание принципиально новой международной организации - ВТО (Глава 2. Параграф 2.2.).
Глава 3 непосредственно связана с проблемой присоединения Казахстана к системе ГАТТ/ВТО. Очевидно, что при решении вопроса о вступлении в ВТО недостаточно руководствоваться лишь успешным опытом участия в этой организации других стран. В связи с этим первый параграф Главы 3 посвящен перспективам вступления Казахстана в ВТО. Механизм вступления в систему ГАТТ/ВТО, а также прогресс Казахстана в этом направлении составляют основное содержание второго параграфа. Глава 3 завершается параграфом, в котором подробно рассматриваются проблемы, требующие решения в контексте вступления Казахстана в ГАТТ/ВТО.
В процессе написания настоящей работы была использована различная литература, посвященная проблемам функционирования системы ГАТТ/ВТО, а также вопросам, связанным с присоединением Казахстана к этой системе. Прежде всего, следует отметить работу А.И.Магомедовой и Е.З.Хасановой “ГАТТ: правовая природа и структура”, опубликованную в издательстве Санкт-Петербургского государственного университета в 1992 году. Наряду с вопросами, вошедшими в название монографии, в работе подробно рассмотрены тенденции развития ГАТТ и проблема приобретения им статуса международной организации.
В работе кандидата экономических наук Чернышева С.В. “Механизм регулирования международной торговли: нормы и правила ГАТТ”, вышедшей в 1991 году в издательстве Всесоюзного Научно-исследовательского Конъюнктурного Института МВЭС РФ дан постатейный анализ положений ГАТТ, а также приведены комментарии западных специалистов.
Наряду с монографиями в настоящей дипломной работе были использованы материалы периодических изданий. В частности, статьи, опубликованные в журналах “Континент”, “МЭ и МО”, “Международная жизнь”, “США: экономика, политика, идеология” и газете “Деловая неделя” за период с 1996 по 2002 годы, а также их электронные издания.
Полный список использованной литературы приведен в конце работы.


Глава 1. ФОРМИРОВАНИЕ МНОГОСТОРОННЕЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ.
1.1. История развития ГАТТ.

Для того чтобы в полной мере представить современную ситуацию, сложившуюся в сфере международных торговых отношений, а также оценить достигнутое в ходе многосторонних торговых переговоров, необходимо хотя бы кратко обратиться к истокам многосторонней торговой системы ГАТТ.
“Великая депрессия” 1929-1933 годов наглядно показала назревшую необходимость координации вопросов макроэкономической политики на многостороннем уровне. Специалисты справедливо полагают, что отсутствие в предвоенные годы международных институтов, которые определили бы “правила игры” в международной торговле и валютно-финансовой сфере, с наступлением тяжелых времен подтолкнуло отдельные страны к сепаратным действиям, значительно усугубив мировой экономический кризис. Так, в условиях приближающегося спада в США для защиты от конкурирующего импорта и стабилизации экономики был принят Закон Холи-Смута, по которому средний уровень таможенных пошлин был сначала поднят до 44,7%, а в 1932 году достиг 59,1%. За этим последовало значительное повышение ставок в тарифах большинства западных стран, что имело пагубные последствия для мировой экономики: за 1929-1932 годы объем мировой торговли сократился почти на 60%.
Уже в 1944 г. на валютно-финансовой конференции ООН в Бреттон-Вудсе (США) для решения задач стабилизации международной валютной сферы, выравнивания платежных балансов и финансового содействия в развитии экономики были созданы Международный Валютный Фонд (МВФ) и Всемирный Банк.
Серьезные и порой небезуспешные попытки международного регулирования торговых отношений предпринимались еще до второй мировой войны. В качестве примеров можно назвать Конвенции об упрощении таможенных формальностей (Женева, 1923 год), о Международном Торговом Арбитраже (1924 год), об охране промышленной собственности и другие. Однако они не были системными и не всегда доводились до конца.
Послевоенный период отмечен усилиями, направленными на создание универсальной Международной Торговой Организации (МТО), которая наряду с МВФ и Всемирным банком должна была стать третьим “столпом” в создавшейся системе. В функции МТО входило бы регулирование на многостороннем уровне социально-экономических проблем, включая вопросы торговой политики, экономического развития, занятости, ограничительной деловой практики, инвестиций, международных товарных соглашений. Эти проблемы обсуждались на конференциях в Лондоне и Женеве в 1946-1947 годах. На женевской конференции (август - октябрь 1947 года) в ходе работы над Уставом МТО - так называемой Гаванской хартией - 23 страны, представленные на конференции, в том числе США, Канада, Великобритания, Франция, Индия, Бразилия, другие, менее развитые страны, начали переговоры о взаимном снижении довоенного уровня таможенных тарифов, серьезно сдерживающих развитие международных экономических связей. Результатом первого раунда переговоров стали 45 тысяч тарифных уступок, затронувших около 20% мировой торговли (в сумме на 10 млрд. Долларов). Действенность этих уступок обеспечивалась целым рядом торгово-политических статей Гаванской хартии, содержавших правила по взаимной торговле, которые участвовавшие страны обязались соблюдать. Свод этих правил с приложенным к нему списком согласованных тарифных уступок получил название Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) и на временной основе (до завершения процесса ратификации Устава МТО будущими странами-членами) вошел в силу в январе 1948 года.
Первоначально текст Соглашения состоял из трех разделов. Раздел I, состоящий из двух статей, содержал в себе основные положения о режиме наибольшего благоприятствования (наиболее благоприятствуемой нации) и списки взаимных уступок. Раздел II был посвящен торговой политике и представлял собой своеобразный кодекс правил международной торговли. Раздел III содержал положения о таможенных союзах, зонах свободной торговли и о применении Соглашения в их отношении. В 1965 году текст ГАТТ был дополнен Разделом IV “Торговля и развитие”, который был внесен в Соглашение по требованию развивающихся стран.
В то время, когда ГАТТ было лишь протоколом о результатах первого раунда тарифных переговоров, проводившихся в рамках обсуждения Устава МТО, и временным сводом правил, действующих, как предполагалось, до вступления в силу Гаванской Хартии, вопрос о каких бы то ни было учредительских проблемах и статусе не стоял на повестке дня. Несмотря на то, что Генеральное Соглашение содержало в себе основные положения, во многом схожие с положениями раздела Устава МТО, посвященного вопросам торговой политики, постоянным институтом должна была стать МТО. Устав МТО включал в себя детально разработанные положения о конференциях МТО, исполнительном органе, комиссиях, Генеральном директоре и об оплачиваемом персонале. Кроме того, Устав предусматривал продуманную процедуру разрешения споров. Что же касается Генерального Соглашения, то оно не обладало тогда учредительными положениями ни в отношении постоянных органов, ни в отношении урегулирования разногласий.
Но когда стало ясно, что усилия по созданию МТО не увенчаются успехом (что и подтвердилось отказом США в 1950 ратифицировать Гаванскую хартию), в рамках ГАТТ были созданы практически все предусмотренные Уставом органы и разработан механизм разрешения споров.
Высшим органом ГАТТ была определена Сессия Договаривающихся Сторон. Собирались Сессии, как, правило, ежегодно, каждая страна-участница имела на них один голос, однако решения обычно принимались на основе консенсуса, а не путем голосования. Первая Сессия была созвана в марте 1948 года Генеральным Секретарем ООН; в дальнейшем же, с 1949 года, право созывать Сессии, руководить их работой получил Председатель (Ответственный Секретарь) Сессии Договаривающихся Сторон, избираемый странами-участницами.
Сессия Договаривающихся Сторон осуществляет нормотворческие функции. Высший орган ГАТТ обладает исключительной компетенцией давать авторитетные толкования положений Соглашения. В компетенцию этого органа входит также предоставление странам-участницам права “временно и в исключительных случаях” приостанавливать то или иное обязательство по Генеральному Соглашению. Сессия Договаривающихся Сторон обладают исключительными полномочиями выносить решения о проблемах, возникающих между странами-участницами, о соответствии их торговой политики нормам ГАТТ. В сферу компетенции высшего органа ГАТТ вошло также утверждение бюджета ГАТТ.
В 1954 году была окончательно оформлена и преобразована в Секретариат Временная Комиссия МТО, действовавшая с марта 1948 года и осуществлявшая организационно-техническое обслуживание деятельности ГАТТ. Состоящий в первые годы из трех-четырех специалистов Секретариат со временем превратился в крупный орган, имеющий структурные подразделения (юридический, экономический отделы, аналитические подразделения и др.). На секретариат была возложена подготовительная работа, распространение среди стран-участниц всей необходимой информации, изучение и прогнозирование экономического развития и торговой политики стран-участниц.
В 1951 году был создан Межсессионный Комитет, в функции которого входило обсуждение и составление повестки дня Сессии, рассмотрение срочных и непредвиденных вопросов, проведение консультаций по платежно-балансовым проблемам. В связи с растущей нагрузкой в 1958 году третья функция Межсессионного Комитета была передана специально созданному Комитету по платежному балансу. Однако, несмотря на существование Межсессионного Комитета, определенный межсессионный “вакуум” в ГАТТ в тот период еще сохранялся. Поэтому, в соответствии с решением Договаривающихся Сторон от 4 июня 1960 года, вместо Межсессионного Комитета был создан Совет Представителей ГАТТ.
Совет стал оперативно-представительным органом, который собирался около девяти раз в год в период между Сессиями для решения неотложных задач и выполнения всей текущей работы. Совет состоял из представителей всех стран-участниц Соглашения, а его председатель избирался на 1 год на Сессии Договаривающихся Сторон. Среди полномочий Совета следует выделить следующие: определение состава повестки дня для Сессии Договаривающихся Сторон, учреждение вспомогательных органов и определение условий их деятельности, наблюдение и контроль за работой различных комитетов, групп и других вспомогательных органов.
С самого начала деятельности ГАТТ получила распространение практика формирования временных рабочих групп в составе нескольких человек для изучения конкретных проблем и подготовки соответствующих докладов. Кроме того, для углубленного рассмотрения важных вопросов и обычно на постоянной основе создавались специальные комитеты. В большинстве случаев членство в них открыто для всех Договаривающихся Сторон. Следует упомянуть некоторые из них, действующие на постоянной основе: Комитет по торговым ограничениям, Комитет по торговым уступкам, Бюджетный комитет. С введением в ГАТТ Раздела IV был также учрежден комитет “Торговля и развитие”. Комитеты по торговым переговорам создавались временно для наблюдения за ходом многосторонних торговых переговоров.
Особое значение имеет жюри экспертов, также входящее в организационную структуру ГАТТ, основная задача которого - осуществление профессионального наблюдения за процессом разрешения споров в ГАТТ.
В 1965 году вместо существовавшей до этого должности Ответственного Секретаря была учреждена новая должность Генерального Директора ГАТТ. Генеральный директор стоит во главе Секретариата и руководит работой этого органа. Он является главным должностным лицом, назначаемым Договаривающимися Сторонами, выступает своеобразным арбитром в спорах меду сторонами, в случае неуспешных переговоров по мирному урегулированию возникших споров.

Таким образом, Генеральное соглашение по торговле и тарифам, являясь многосторонним межправительственным договором, как международно-правовой инструмент включает первоначальный текст Соглашения вместе с приложениями и списками тарифных уступок; многочисленные протоколы и решения договаривающихся сторон, изменяющие, дополняющие и уточняющие первоначальный текст Соглашения; кроме того, ряд соглашений, появившихся в 1979 году в итоге многосторонних торговых переговоров “токийского” раунда, интерпретируют его отдельные статьи, распространяют действие положений ГАТТ на новые области или конкретизируют их. Большую роль в развитии правовой системы ГАТТ играет практика прецедентов.
Наконец, следует отметить одну из важнейших тенденций развития ГАТТ - ее институционализацию, создание разветвленной сети постоянных органов, что в значительной мере способствовало превращению ГАТТ, несмотря на первоначально временный статус, в действенный многосторонний механизм регулирования международной торговли.

1.2. Основные принципы функционирования ГАТТ.

Исходной посылкой, на которой строится договорная система ГАТТ, является стремление стран-членов развивать международную торговлю и обеспечивать экономическое развитие путем взаимной либерализации доступа на рынки, предсказуемости условий деятельности предпринимателей на иностранных рынках и регламентации действий правительств по регулированию внешнеэкономической сферы. Достижение этих целей обеспечивается соблюдением ряда принципов и норм, лежащих в основе Генерального соглашения:
- недискриминация в торговле, которая обеспечивается взаимным предоставлением, с одной стороны, режима наибольшего благоприятствования в отношении экспортных, импортных и транзитных операций и связанных с ними таможенных пошлин и сборов, а с другой - национального режима, т.е. равного подхода к импортным и отечественным товарам в отношении внутренних налогов и сборов, а также правил, регулирующих внутреннюю торговлю;
- использование преимущественно тарифных средств защиты национального рынка, а не количественных ограничений или аналогичных мер;
- прогрессивное снижение таможенных тарифов в ходе периодически проводимых раундов многосторонних торговых переговоров (МТП) и их юридически оформляемое закрепление на согласованном уровне;
- взаимность в предоставлении торгово-политических уступок;
- разрешение торговых споров путем проведения консультаций и переговоров, а в случае невозможности достижения согласия - путем рассмотрения споров в специально создаваемых третейских группах, решения которых обязательны для договаривающихся сторон ГАТТ.
Остановимся кратко на некоторых статьях ГАТТ, в которых закреплены изложенные выше принципы, а также другие основополагающие положения.

Режим наибольшего благоприятствования. Статья I ГАТТ, носящая во многом ключевой характер в Соглашении, провозглашает, что страны-участницы должны предоставлять друг другу режим наибольшего благоприятствования. Это положение распространяется на экспортные, импортные и транзитные торговые операции, а также на международные платежи по экспортным и импортным операциям. Режим наибольшего благоприятствования действует также в отношении таможенных пошлин и любых сборов, взимаемых в связи с внешнеторговыми операциями, а также всех правил и формальностей, с ними связанных. Кроме того, положение о режиме наибольшего благоприятствования (вместе с национальным режимом) распространяется на внутренние налоги и сборы и на внутренние правила и законы, регулирующие покупку и продажу товаров на внутренних территориях стран-участниц.
Режим наибольшего благоприятствования, сформулированный в Статье I, носит безусловный характер, и страны, вступившие в ГАТТ, обязаны применять эту статью в ее полном объеме: “В отношении таможенных пошлин и сборов всякого рода, налагаемых на ввоз или вывоз, или в связи с ними, или на перевод за границу платежей за импорт или экспорт, а также в отношении метода взимания таких пошлин и сборов, и в отношении всех правил регулирования и формальностей в связи с ввозом или вывозом, любое преимущество, льгота, привилегия или изъятие из-под действия законов, предоставляемые любой договаривающейся стороной любому товару, происходящему из любой другой страны и предназначенному для любой другой страны, должны немедленно и, безусловно, предоставляться аналогичному товару, происходящему из всех других стран-участниц, или предназначенному для всех других стран-участниц”.
ГАТТ содержит ряд исключений из режима наибольшего благоприятствования. Крупнейшее из них - это разрешение создавать зоны свободной торговли и таможенные союзы, не распространяя льготы, предоставляемые, а рамках этих образований, на неучаствующие страны. Другое важное положение - это разрешение развивающимся странам пользоваться на постоянной основе в виде исключения из принципа наибольшего благоприятствования четырьмя категориями торговых льгот (тарифные преференции по общей системе преференций; тарифные преференции, действующие в отношениях между развивающимися странами; более льготные дифференцированные условия, сформулированные в ряде соглашений, заключенных в ходе “токийского” раунда; специальный режим в отношении наименее развитых стран).

Национальный режим. Принцип национального режима сформулирован в Статье III ГАТТ, которая устанавливают равные условия конкуренции импортных и национальных товаров, требуя от стран-участниц предоставления товарам иностранного происхождения того же режима, что и национальным товарам в области внутренних налогов и сборов, а также в отношении национальных законов, распоряжений и правил, регулирующих внутреннюю торговлю. Особенно подробно в этой статье регламентируется использование в торгово-политических целях внутренних налогов и сборов. Трактовка и развитие целого ряда положений, касающихся национального режима, содержится в протоколах о присоединении к ГАТТ и в Соглашении о режиме государственных закупок, появившемся в итоге ”токийского” раунда.

Таможенно-тарифное регулирование. При создании ГАТТ предполагалось, что основным, а в перспективе единственным инструментом регулирования экспорта и импорта стран-участниц будут таможенно-тарифные средства (хотя на практике это еще не всегда так). Статья XI ГАТТ оговаривает, что “ни одна из стран-участниц не должна устанавливать на ввоз любого товара с территории другой страны-участницы или на ввоз или продажу для экспорта любого товара, предназначаемого для территории другой страны-участницы, никаких запрещений или ограничений, будь то в форме квот, импортных или экспортных лицензий или других мер, кроме таможенных пошлин, налогов или других сборов” .
ГАТТ содержит ряд положений, регулирующих на многосторонней основе таможенно-тарифную политику. В Соглашении, прежде всего, говорится о намерении стран, подписавших его, добиваться путем переговоров снижения таможенных пошлин и других ограничений в международной торговле. Статья I Соглашения устанавливает, что в отношении таможенных пошлин и формальностей страны-участницы будут применять режим наибольшего благоприятствования. Статья II в общей форме говорит о том, что страны-участницы должны согласовывать списки тарифных уступок.
Правила проведения переговоров о снижении таможенных пошлин, а также процедура подготовки и изменения списков тарифных уступок определяются статьями XXVII и XXVIII. Когда какое-либо государство присоединятся к ГАТТ, на него распространяются все существующие тарифные льготы. Поэтому вступающее в ГАТТ государство должно провести с другими странами переговоры, выдвинув встречные предложения о снижении ставок собственного таможенного тарифа. Затем эти тарифные уступки консолидируются в списке тарифных уступок, который становится частью Генерального соглашения.
Статья V провозглашает свободу транзита через территорию каждой из участвующих стран и освобождает транзитные товары от таможенных пошлин и транзитных сборов.
За время существования ГАТТ статьи, касающиеся таможенно-тарифных вопросов, значительно расширились за счет многочисленных поправок и дополнений. Наиболее важные изменения связаны с включением новых статей XXXVI и XXXVII, в которых признается право развивающихся стран повышать таможенные пошлины для защиты своей экономики, а также фиксируется обязательство развитых государств снижать пошлины на товары развивающихся государств. Сессия ГАТТ на уровне министров (ноябрь 1982 года) рекомендовала всем странам-участницам принять меры для скорейшего применения Гармонизированной системы описания и кодирования товаров для тарифных и статистических целей.

Антидемпинговые и компенсационные пошлины. Статья VI ГАТТ определяет демпинг как торговую операцию, состоящую в том, что товары одной страны поступают на рынок другой страны по цене ниже нормальной стоимости этих товаров. Соглашения о толковании этой статьи (а также статей XVI, XXIII, посвященных субсидиям) были подписаны в ходе “токийского” раунда ГАТТ (Кодекс о субсидиях и Антидемпинговый Кодекс). Смысл рассматриваемой статьи заключается в создании юридических оснований для принятия странами-участницами защитных мер против “нечестной практики” компаний или правительств стран экспортеров. При этом еще в период разработки Генерального Соглашения было достигнуто понимание, что Статья VI ГАТТ относится только к ценовому демпингу. В целях устранения демпинга, который “причиняет или угрожает причинить материальный ущерб промышленности Договаривающейся Стороны, ” любая страна-участница, осуществив предварительное расследование факта демпинга, может налагать на любой поступающий в порядке демпинга товар антидемпинговую пошлину в размере, не превышающем демпинговую разницу. Последняя определяется как разница между демпинговой ценой товара и его “нормальной ценой”, которая рассчитывается в соответствии с положениями Антидемпингового Кодекса. Обычно это цена, по которой аналогичный товар продается в стране-экспортере. Термин “аналогичный товар” трактуется как “продукт, подобный во всех отношениях рассматриваемому продукту, а в случае отсутствия такового, другой продукт, свойства которого имеют близкое сходство со свойствами рассматриваемого продукта, хотя и не подобны им во всех отношениях”.
В соответствии со Статьей VI ГАТТ компенсационная пошлина может налагаться на импортируемые товары в размере, эквивалентном дотации или субсидии, которая представлена прямо или косвенно на производство или экспорт этих товаров в стране происхождения или экспорта, причем в случае явного применения экспортных субсидий Кодекс по субсидиям и компенсационным пошлинам разрешает вводить компенсационные пошлины без доказательств наличия или угрозы материального ущерба.
Статья VI запрещает квалифицировать освобождение от пошлин или сборов аналогичных товаров, когда они предназначены для потребления в стране происхождения или экспорта, как субсидирование, а, следовательно, и взимать по этим причинам рассматриваемые пошлины.

Таможенная оценка. Статья VII касается оценки товаров для взимания таможенных пошлин. Она устанавливает общие для всех стран-участниц принципы определения таможенной стоимости товаров. Таможенная стоимость товара должна основываться на его фактической стоимости и не может определяться на базе произвольных или фиктивных оценок или стоимости товара отечественного происхождения. Под фактической стоимостью понимается цена, по которой этот или аналогичный товар продается или предлагается к продаже в такое время и в таком месте, которое определяется законами страны импортера.
В результате “токийского” раунда ГАТТ появилось Соглашение о применении Статьи VII ГАТТ (Кодекс по таможенной оценке). Его положения широко применяются в международной торговле. Принцип таможенной оценки, положенный в основу этого Соглашения, заключается в использовании так называемой цены сделки. Цена сделки - это цена, которая реально уплачена за импортируемый товар. В эту цену может включаться ряд дополнительных расходов покупателя (комиссионные, брокерские, расходы на лицензионное вознаграждение, стоимость упаковки, оплата услуг, предоставляемых экспортером). В случае невозможности определения цены сделки для таможенных целей могут последовательно применяться четыре других способа: 1) цена идентичного товара; 2) цена аналогичного товара; 3) цена за единицу идентичного или аналогичного товара, везенного в то же время; 4) расчетная цена товара.
Статья IX Соглашения указывает на необходимость использования курса валют, опубликованного компетентными органами страны-импортера, который должен, насколько это, возможно, реально отражать соотношение паритетов валют по текущим коммерческим операциям.

Количественные ограничения. В соответствии со Статьей XI ГАТТ общим правилом является отказ от применения “любых запретов или ограничений, будь то в форме квот, импортных или экспортных лицензий или других мер, кроме таможенных пошлин, налогов и других сборов”. Это общее правило, однако, сопровождается целым рядом исключений и оговорок, разрешающих применение количественных ограничений: 1) в случае ограничения экспорта в целях предотвращения нехватки продовольствия; 2) в случае ограничений в связи с применением стандартов и правил о классификации, сортировке и реализации товаров, обращающихся в международной торговле; 3) в случае ограничений на импорт любого сельскохозяйственного товара или продукта рыболовства, необходимых для проведения правительственных мероприятий по корректировке положения на соответствующих рынках отечественных товаров (в целях устранения перепроизводства); 4) в случае ограничений в целях равновесия платежного баланса.
Важным является положение ГАТТ, закрепленное в Статье XIII, которое устанавливает недискриминационное применение количественных ограничений, то есть в отношении количественных ограничений применяется режим наибольшего благоприятствования.

Субсидии. ГАТТ в принципе отвергает практику субсидирования, как производства, так и экспорта. Хотя в Соглашении не содержится прямого запрета на применение субсидий, оно увязывается с определенными требованиями.
Во-первых, каждая страна-участница обязана письменно уведомлять о любых субсидиях, которые оказывают воздействие на масштабы торговли прямо (субсидирование экспорта) или косвенно (субсидирование производства), а также консультироваться по вопросам применения субсидий, если того требуют другие участники Соглашения. Во-вторых, страны не должны применять субсидии на экспорт сырьевых товаров таким образом, чтобы в результате их применения страна получила необоснованно высокую долю на мировом рынке данного товара. Как и в ряде других статей ГАТТ для оценки величины обоснованной доли используются данные за предшествующий период, а также принимаются во внимание такие факторы, как повышение производительности, улучшение качественных характеристик.
В ходе переговоров “токийского” раунда ГАТТ было разработано Соглашение о толковании и применении статей VI, XVI и XXIII ГАТТ (Кодекс о субсидиях), часть II которого целиком посвящена субсидиям. В частности, конкретизированы критерии, дающие основания договаривающимся сторонам требовать отмены субсидий, применяемых одной из них, более подробно разработана процедура консультаций, урегулирования споров и применения, ответных мер в случае, когда доказано, что субсидия не соответствует положениям Статьи XVI. К числу запрещенных субсидий Кодексом, в частности, отнесены: прямые правительственные субсидии фирме или отрасли промышленности, зависящей от экспортных заказов; программы удержания валюты или любая аналогичная практика, которая предусматривает надбавки (премии) за экспорт; обеспеченные или санкционированные правительством льготные транспортные или фрахтовые расходы; предоставление правительством на льготных условиях (по сравнению с производством на внутренний рынок) товаров и услуг, необходимых для производства товаров на экспорт; различные виды льгот при налогообложении; предоставление экспортных кредитов по заниженным ставкам.
Несмотря на то, что за неправомочное применение субсидий ГАТТ предусматривает определенные санкции, вопросы субсидирования являются наиболее острыми в переговорной практике участников Соглашения.

Чрезвычайные меры в отношении импорта отдельных товаров. Статья XIX ГАТТ устанавливает правила использования “защитных мер” при импорте отдельных товаров. Она предусматривает, что “если в результате непредвиденных обстоятельств и выполнения, взятых на себя какой-либо Договаривающейся Стороной обязательств, включая тарифные уступки, какой-либо товар импортируется на территорию этой Договаривающейся Стороны в таких возросших количествах и при таких условиях, что они причиняют или угрожают причинить серьезный ущерб отечественным производителям аналогичных или непосредственно конкурирующих с ним товаров, Договаривающаяся Сторона имеет право в отношении этого товара приостановить обязательство полностью или частично, или аннулировать уступку, или внести в нее изменения в такой степени и на такой срок, которые могут быть необходимы для предотвращения или устранения ущерба”. Реализация права стран-участниц на чрезвычайные меры в отношении импорта отдельных товаров должна осуществляться на основе принципа наибольшего благоприятствования.

Общие исключения. Статьи XX и XXI ГАТТ образуют группу исключений общего для всех стран-участниц характера. Применяя их страны должны соблюдать два условия: во-первых, такие меры должны применяться на недискриминационной основе, и, во-вторых, они не должны иметь характер скрытых ограничений торговли. При соблюдении этих условий ничто в Соглашении не должно трактоваться как препятствие принятию или осуществлению какой-либо страной-участницей мер: необходимых для защиты общественной морали; необходимых для охраны жизни и здоровья человека, животных и растений; относящихся к импорту или экспорту золота и серебра; необходимых для обеспечения соблюдения законов и постановлений (не находящихся в противоречии с положениями ГАТТ), в том числе о выполнении таможенного законодательства, законодательства о торговых монополиях, об охране патентов, торговых марок и авторских прав; относящихся к товарам, производимым трудом лиц, находящихся в заключение; принимаемых для охраны национальных сокровищ художественной, исторической или археологической ценности; относящихся к предотвращению истощения природных ресурсов, если подобные меры проводятся одновременно с ограничением внутреннего производства и потребления; связанных с ограничением экспорта отечественных материалов, необходимого для обеспечения этими материалами отечественной обрабатывающей промышленности; существенных для приобретения или распределения товаров, дефицитных для отдельных районов или повсеместно.
Важное значение для обеспечения национальной безопасности стран-участниц ГАТТ имеют положения Статьи XXI.
Ничто в ГАТТ не должно быть истолковано:
- как требование к какой-либо стране-участнице предоставлять такую информацию, раскрытие которой она может рассматривать как противоречащее интересам ее безопасности, или
- как требование к какой-либо стране-участнице, препятствующее предпринимать такие действия, которые она считает необходимыми для охраны существенных интересов своей безопасности а) в отношении расщепляемых материалов или материалов, из которых они получаются, б) в отношении торговли оружием, боеприпасами и военной техникой, в) если эти действия предпринимаются в военное время или других чрезвычайных обстоятельствах, или
- как требование к какой-либо стране-участнице, препятствующее предпринимать какие-либо действия во исполнение ее обязательств на основании Устава ООН для сохранения международного мира и безопасности.

Таможенные союзы и зоны свободной торговли. Статья XXIV ГАТТ устанавливает принципы, которыми должны руководствоваться страны-участницы Соглашения, создавая таможенные союзы и зоны свободной торговли. Статья определяет таможенный союз как замену нескольких таможенных территорий одной при полной отмене таможенных пошлин внутри таможенного союза и создании единого внешнего таможенного барьера. Зона свободной торговли определяется как группа стран, взаимно отменивших таможенные пошлины на все или часть товаров. Статья содержит важное положение, говорящее о том, что целью создания таможенного союза или зоны свободной торговли “должно быть облегчение торговли между их территориями, а не создание барьеров в торговле для других стран-участниц”. Страны-участницы ГАТТ могут на сессиях или на Совете этой организации проанализировать, соответствуют ли созданные таможенный союз или зона свободной торговли критериям ГАТТ, и будет ли их создание содействовать развитию международной торговли. Эти положения ГАТТ послужили основой решений в связи с созданием ЕЭС, ЕАСТ и ряда других зон свободной торговли.

На основе ГАТТ и в значительной мере по инициативе ГАТТ в рамках Совета по таможенному сотрудничеству и в других международных организациях разработан ряд конвенций, регламентирующих многие стороны действия таможенно-тарифных систем. Эти положения смыкаются с положениями ГАТТ, создавая единую систему норм, требований и правил, на основе которых функционирует современная международная торговая система. Более того, национальные торгово-политические системы стран-участниц ГАТТ и многие области их внутреннего экономического механизма построены на положениях ГАТТ.


Глава 2. ОСНОВЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ МНОГОСТОРОННИХ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ.
2.1. Итоги деятельности ГАТТ.

В течение первых трех десятилетий существования ГАТТ его деятельность была почти исключительно сосредоточена на либерализации международной торговли путем взаимного снижения уровня таможенно-тарифной защиты. В результате средневзвешенный уровень импортных таможенных тарифов промышленно развитых стран снизился с 40-50% в конце 40-х годов до 8-10% к началу 70-х годов. Это в свою очередь стало важным фактором стимулирования экономического роста и развития международной торговли в послевоенные годы: за период с 1950 года по 1975 год мировой экспорт в текущих ценах увеличился в 14,5 раза.
Однако одновременно со снижением таможенных тарифов все более заметным явлением в мировой торговле становились нетарифные ограничения, т.е. различного рода административные меры, затрудняющие доступ иностранных товаров на внутренний рынок. По этой причине в ходе “токийского” раунда многосторонних торговых переговоров 1973 - 1979 годов (седьмого по счету) сфера регулирования ГАТТ была значительно расширена благодаря заключению отдельных соглашений (всего 12), регламентирующих вопросы правил таможенной оценки, технических барьеров в торговле, импортного лицензирования, введения антидемпинговых и компенсационных пошлин, процедуру правительственных закупок. В результате проведенных в те же годы тарифных переговоров средневзвешенная ставка таможенных тарифов развитых стран-членов ГАТТ была еще раз понижена, составив 4-5%. В ходе “токийского” раунда переговоров по инициативе ведущих развитых стран, прежде всего США и ЕС, было заключено и принципиально новое, “секторальное” соглашение по торговле гражданской авиатехникой, в соответствии с которым страны-члены соглашения полностью либерализовали торговлю гражданскими самолетами, их компонентами, запасными частями, навигационным оборудованием, устранив в данной области как тарифные, так и нетарифные протекционистские меры.
Тем не менее, множество нерешенных вопросов осталось в международной торговле и после “токийского” раунда. Более того, со времени его окончания стали накапливаться новые проблемы.
Глобализация мировой экономики, включая валютно-финансовую сферу, научно-техническая революция привлекли внимание к такому феномену, как международная торговля услугами. Долгое время предоставление услуг (например, гарантийный ремонт) воспринималось как нечто сопутствующее (и способствующее) традиционной торговле товарами. Однако национальные исследования, появившиеся в ряде стран в начале 80-х годов, однозначно свидетельствовали о возрастающей самостоятельной роли сферы услуг в экономике (телекоммуникации, банковское и страховое дело, перевозки, туризм) и ее значительном экспортном потенциале. По оценкам, в настоящее время в стоимостном выражении около 20% мировой торговли и 60% производства приходится на сферу услуг. Между тем отсутствие общепризнанных правил в международной торговле услугами (а компетенция ГАТТ распространялась только на торговлю товарами) привело к значительному разнобою в национальных нормативных документах, системах статистической отчетности, в количественных и качественных оценках и др. Все это, очевидно, стало тормозом на пути международного обмена услугами.
На повестку дня также выдвинулся вопрос о выработке общих норм в отношении торговых аспектов инвестиционной политики. Во многих странах существуют достаточно жесткие требования в отношении иностранных инвестиций. Зачастую иностранным инвесторам предписываются сферы и отрасли приложения их капиталов, ставятся условия в отношении доли продукции, поставляемой на экспорт, найма местной рабочей силы, использования компонентов и материалов местного производства и др. Подобные меры государственного регулирования воспринимались крупными западными компаниями как дискриминационные и отрицательно влияющие на свободный перелив капитала и, следовательно, как барьер в международной торговле. По инициативе США данная проблематика все настойчивее выдвигалась в рамках ГАТТ.
В начале 80-х годов на заседаниях органов ГАТТ также периодически стал подниматься вопрос о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности. Это было связано с невиданными масштабами, которые повсеместно приобрели торговля товарами с поддельными товарными знаками, видео- и компьютерное пиратство, использования чужих научных и конструкторских разработок. Помимо того, что компании, являющиеся владельцами товарных знаков, терпят колоссальные убытки от подобного рода “конкуренции” (не говоря уже о моральном ущербе), речь зачастую идет о жизни и здоровье людей, поскольку подделываться стали уже детали авиационных двигателей и автомашин, медицинские препараты. Исследования, проведенные в этой области, показали, что существующие международные конвенции по охране прав интеллектуальной собственности не предоставляют надежных гарантий против пиратской практики. По этой причине предлагавшимся выходом была разработка специального соглашения в рамках ГАТТ, которое позволяло бы применять торговые санкции к странам, злостно нарушающим права интеллектуальной собственности.
Помимо упомянутых вопросов, получивших название “новых проблем” (и охватываемых сегодня уже рамками ВТО), в рамках ГАТТ осталась масса “старых”, традиционных проблем, которые также все настойчивее требовали своего решения.
Несмотря на то, что средневзвешенная ставка импортного таможенного тарифа развитых стран после переговоров “токийского” раунда составила лишь около 5%, средние показатели далеко не полно отражали реальный уровень таможенно-тарифного обложения. Так, в ЕС, Японии и США на ставки таможенного тарифа, превышавшие 10%, приходилось соответственно 21,5, 17,1 и 16,0% общего количества тарифных позиций. Причем большая часть высоких ставок применялась в отношении импорта продовольствия, текстиля и одежды, т.е. основных экспортных статей развивающихся стран. Важной проблемой была и низкая доля “связанных” (т.е. не изменяемых в сторону повышения) тарифов. У развитых стран это касалось в основном сельскохозяйственной продукции, у развивающихся - товаров всех категорий, что давало возможность в одностороннем порядке повышать уровень таможенного обложения, ухудшая условия доступа на свои рынки.
Традиционно болезненной темой для ГАТТ была торговля сельскохозяйственной продукцией. Исторически сложилось так, что под предлогами “особой социальной значимости” или “обеспечения продовольственной безопасности” рядом стран (США, Швейцария, ЕС, Япония) этот сектор торговли был фактически выведен из сферы регулирования ГАТТ. Так, еще на начальном этапе существования Генерального соглашения США, ссылаясь на национальное законодательство, добились от партнеров узаконенного изъятия своего сельскохозяйственного сектора из-под действия правил ГАТТ. Это позволило им вводить импортные количественные ограничения на сельскохозяйственную продукцию.
Излишне говорить, что подобные односторонние права служили источником конфликтов с другими странами, лишенными такого права, в том числе и с конкурентоспособными производителями сельскохозяйственной продукции. В более общем плане строгий запрет, накладываемый правилами ГАТТ на экспортные субсидии для готовой продукции, фактически не распространялся на сельскохозяйственные товары, что с годами привело к поистине абсурдной ситуации: притом, что в некоторых африканских регионах люди умирали от голода семь ведущих стран ОЭСР, по оценкам, тратили в год 65 млрд. Долларов на экспортные субсидии, с их помощью отбирая друг у друга рынки сбыта продовольствия и истощая национальные бюджеты. Попытки в ходе предыдущих раундов МТП ввести сельскохозяйственную торговлю в общие рамки ГАТТ традиционно заканчивались безрезультатно.
Постоянным раздражителем для развивающихся стран являлся и вопрос мировой торговли текстилем и одеждой, в которой они обладают сравнительным преимуществом. Именно по этой причине еще в начале 60-х годов под предлогом “нарушения внутреннего рынка” им было навязано так называемое долгосрочное соглашение, которое позже переросло в многостороннее соглашение по текстилю. В соответствии с этим соглашением развитые страны ежегодно устанавливали жесткие импортные квоты на текстильную продукцию из развивающихся стран, при превышении которых ввоз товаров просто запрещался. Если учесть, что мировой объем торговли текстилем и одеждой в настоящее время превышает 100 млрд. Долларов, составляя примерно 12% всей торговли готовой продукцией, то легко понять ту настойчивость, с которой развивающиеся страны требовали прекращения подобной практики, полностью противоречащей принципам и правилам ГАТТ.
Серьезную проблему представляла процедура введения защитных мер в случае резкого увеличения импорта (так называемая защитная оговорка ст.XIX ГАТТ). Теоретически страны-члены ГАТТ имеют право вводить импортные ограничения в том случае, если неожиданно резкое увеличение импорта создает угрозу ущерба для национальной промышленности. Однако введение таких ограничений, во-первых, обставлено целым рядом условий (проведение предварительного расследования, предоставление “компенсаций”, т.е. увеличение импорта других товаров с целью сохранения прежнего объема торговли), и, во-вторых, должно осуществляться на основе режима наибольшего благоприятствования (т.е. в отношении всех источников импорта данного товара). В действительности же подобные ограничения чаще всего требовалось вводить лишь в отношении одной или нескольких стран.
Поэтому на практике широкое распространение получили соглашения о так называемом добровольном ограничении экспорта, в соответствии с которыми страны-экспортеры (чаще всего “новые индустриальные страны” - Бразилия, Сингапур, Южная Корея и др.) якобы добровольно брали на себя обязательства не превышать обусловленный объем экспорта на рынок “пострадавшей” страны. Очевидно, что подобные обязательства принимались лишь под влияние угроз ввести более жестокие протекционистские меры (например, возбудить антидемпинговое расследование). Однако формально подобные “добровольные” ограничения не запрещались положениями ГАТТ, из-за чего они стали весьма популярным средством защиты внутренних рынков. По состоянию на середину 1993 года существовало в общей сложности 80 соглашений такого рода, действовавших в отношении экспорта Южной Кореи, Японии, Бразилии, Тайваня, Сингапура, Китая. Соглашения ограничивали экспорт бытовой электроники, автомашин, обуви, станков, некоторой другой продукции. Широкое распространение подобной практики существенно подрывало доверие к способности ГАТТ защищать законные интересы своих членов.
Все эти вопросы были поставлены на повестку дня “уругвайского” раунда ГАТТ, который стал крупнейшим с точки зрения количества правительств, принимающих участие в многосторонних торговых переговорах. Заключительный Акт “уругвайского” раунда, принятый 15 апреля 1994 года, содержит 28 соглашений (по торговле сельскохозяйственными товарами, услугами, текстилем и одеждой, по субсидиям и компенсационным пошлинам, по вопросам прав интеллектуальной собственности), а также договоренности стран-членов, касающиеся сокращения тарифных и нетарифных ограничений в международной торговле. Кроме того, Акт включает около 27 положений, которые разъясняют, дополняют или изменяют предшествующие соглашения и договоренности в рамках ГАТТ. Вряд ли можно считать большим преувеличением мнение генерального директора ГАТТ П. Сазерленда о том, что “уругвайский” раунд стал “определяющим моментом в современной истории”. По предварительным оценкам в результате договоренностей “уругвайского” раунда к 2005 году объем мировой торговли будет на 745 млрд. Долларов выше того уровня, который был бы достигнут в случае их отсутствия. Дополнительное ежегодное увеличение совокупного мирового дохода составит от 213 млрд. До 274 млрд. Долларов.
Весь “пакет” договоренностей, достигнутых в результате переговоров “уругвайского” раунда ГАТТ можно разделить на три группы: исправленные и уточненные положения Генерального Соглашения по тарифам и торговле, получившие название ГАТТ 1994, новое Генеральное Соглашение по торговле услугами (ГАТС) и новое Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. Характеризуя правила нового ГАТТ 1994, выражающиеся в совокупности закрепленных в соглашении прав и обязанностей стран-членов в области международных торговых отношений, следует отметить, что они представляют собой систему взаимосвязанных норм, большинство из которых - обновленные соглашения “токийского” раунда ГАТТ. В некоторых случаях положения “токийского” раунда переговоров подверглись значительным изменениям, как, например, в отношении субсидий, спорных вопросов, механизма регулирования внешнеторговой политики. В отношении щекотливого вопроса по торговле сельскохозяйственными товарами было разработано детальное соглашение, предусматривающее согласованный механизм тарификации, минимальные требования ГАТТ, касающиеся выхода стран-членов на внешний рынок, обязательства стран-членов по снижению уровня субсидирования сельскохозяйственного производства и государственной поддержки экспорта. К ГАТТ 1994 и ГАТС прилагаются положения, детально описывающие требования, предъявляемые к странам-участницам в отношении их внешнеторгового режима. Кроме того, чтобы преодолеть трудности, связанные с иерархией обязательств, принятых странами-членами в ходе “токийского” раунда, а также проблему несоблюдения этих обязательств, было принято решение о том, что Заключительный Акт “уругвайского” раунда многосторонних торговых переговоров вступит в силу на основе принципа “все или ничего” - подписание Заключительного Акта означает принятие всех соглашений и договоренностей, достигнутых в ходе переговоров.
Таким образом, результаты “уругвайского” раунда переговоров в рамках ГАТТ являются отражением значительных достижений в области многостороннего регулирования международных торговых отношений и либерализации внешней торговли. Заключение многосторонних соглашений по сельскохозяйственным товарам, субсидиям, торговым аспектам прав интеллектуальной собственности и торговле услугами должно стать прочной базой для дальнейшего развития внешней торговли в условиях открытой глобальной экономики. Некоторые из этих соглашений по своей природе являются экспериментальными, а поэтому потребуют продолжения переговорного процесса и дополнительного прояснения. Действительно, опыт может показать, что какие-то соглашения недостаточно эффективны в решении возлагаемых на них задач, однако, уже сейчас они имеют большое значение, так как с одной стороны формируют основу для решения острых, давно назревших проблем - торговля сельскохозяйственными товарами и субсидии, - а с другой стороны устанавливают общие принципы недискриминации и свободы торговли в новых быстро развивающихся областях - международный обмен услугами и правами интеллектуальной собственности. Еще одним важным достижением переговоров следует считать укрепление системы ГАТТ. Соглашения по защитным мерам, торговле текстилем и одеждой свидетельствуют о том, что в ходе “уругвайского” раунда переговоров эрозия основных принципов ГАТТ, произошедшая в результате распространения так называемых “добровольных ограничений экспорта” и других “оправданных” защитных мер, была преодолена. Кроме того, протоколы договоренностей стран-участниц переговоров о снижении и отмене ставок таможенных тарифов и других ограничительных мер в отношении импорта и экспорта товаров и услуг, а также более четкие и определенные обязательства в области государственного участия во внешней торговле - все это говорит о том, что процесс либерализации международной торговли возобновлен с новой силой. Наряду с принципиально новыми направлениями в деятельности ГАТТ в результатах “уругвайского” раунда нашли отражение и традиционные вопросы. Так, были достигнуты договоренности по снижению ставок таможенных тарифов развитыми государствами. После ратификации этих договоренностей на национальном уровне многие сектора окажутся вообще освобожденными от тарифных ограничений. Особого внимания заслуживает тот факт, что именно на “уругвайском” раунде переговоров развивающиеся страны впервые приняли на себя значительные обязательства.
В ходе переговоров многие статьи ГАТТ, в частности, касающиеся правил определения происхождения товара, импортного лицензирования, таможенной оценки товара, участия государства во внешнеторговых операциях и технических барьеров в торговле получили новую интерпретацию. Суть изменений этих статей является отражением процесса перехода от общих к более конкретным, а, следовательно, более эффективным правилам и процедурам. Заключение этих соглашений должно также обеспечить условия для формирования обоснованного с юридической точки зрения, а не получившего распространение политизированного, подхода к решению спорных вопросов.
Однако, наряду с очевидным успехом многосторонних торговых переговоров, следует упомянуть о том, что некоторые проблемы так и не нашли разрешения в контексте основополагающих принципов ГАТТ, провозглашающих открытый, недискриминационный режим международной торговли и инвестирования. Так, например, соглашения по экспортным субсидиям, по замене нетарифных ограничений тарифными вряд ли можно, в общем, характеризовать как меры, значительно либерализирующие режим международной торговли. Пересмотренные положения антидемпингового кодекса, равно как и новый кодекс по инвестициям пока не способны обеспечить решение фундаментальной проблемы честной конкуренции в рамках открытой мировой экономики - вероятность коллизии между конкуренцией и торговой политикой все еще высока. Кроме того соглашения по международным инвестициям не учитывают всей важности прямых иностранных инвестиций для международной интеграции и экономического развития. Вероятно, вопрос о создании кодекса по международным инвестициям, в полной мере отражающего принцип недискриминации в этой сфере, должен стоять на повестке дня будущих переговоров.
Таким образом, несмотря на некоторые неудачи, завершение в многосторонних торговых переговоров “уругвайского” раунда в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле стало одним из наиболее значительных международных событий, основным результатом, которого стало создание прочной основы для существенного обновления и расширения системы многосторонних торговых отношений.
Однако очевидно, что достигнутые договоренности являются лишь юридическим закреплением новой системы международной торговли. Поэтому при всей значимости результатов “уругвайского” раунда не меньшее значение приобретает их практическое применение. В этой связи отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о превращении ГАТТ во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).

2.2. Создание ВТО

Принимая решение о создании ВТО, Договаривающиеся Стороны руководствовались следующими общими соображениями: во-первых, особым значением, которое придается развитию международной торговли с точки зрения роста уровня благосостояния; во-вторых, своей приверженностью к принципам справедливой и свободной торговли; и, в-третьих, той исключительной ролью, которую уже сыграли соглашения и договоренности ГАТТ в создании равных возможностей для участников международной торговли.
Несмотря на все свое влияние, ГАТТ было раздроблено и с точки зрения статуса несовершенно еще на самом начальном этапе, когда попытки создания Международной Торговой Организации потерпели неудачу. Особенно явно этот недостаток Генерального Соглашения проявлялся при возникновении проблем, связанных с разрешением споров и соблюдением обязательств странами-членами Соглашения.
Основной целью создания ВТО стала замена старой, раздробленной системы ГАТТ новой, интегрированной международной организацией, наделенной полномочиями для действенного проведения в жизнь принципов и правил международной торговли, согласованных в ходе торговых переговоров. Соглашение об учреждении ВТО сводит в единую, подведомственную этой организации, систему все соглашения и договоренности, достигнутые в результате многосторонних торговых переговоров в рамках ГАТТ. С юридической точки зрения практическое применение результатов “уругвайского” раунда, учитывая всю совокупность положений ГАТТ и, особенно, договоренностей “токийского” раунда, было бы значительно затруднено, если не невозможно. Поэтому участниками переговоров было принято решение о том, что все договоренности, достигнутые в ходе многосторонних торговых переговоров, являются неотъемлемой частью Генерального Соглашения - а, следовательно, и ВТО - и страны, участвующие в Соглашении, принимают на себя все содержащиеся в нем обязательства.
Система ВТО призвана выполнять следующие функции:
- она действует как комплекс согласованных на многосторонней основе правил, регулирующих поведение правительств стран-членов в торговле. По существу, это правила поведения государств и их торгующих субъектов на мировых рынках;
- она выполняет роль форума для торговых переговоров, направленных на либерализацию торговли и обеспечение ее большей предсказуемости либо путем открытия национальных рынков, либо путем укрепления и расширения самих правил;
- она выполняет роль международного суда, позволяющего правительствам стран-членов ВТО разрешать споры между собой.
До создания ВТО в систему ГАТТ входили 125 государств, на которые приходилось около 90% мирового товарооборота. Из крупных стран лишь Россия и Китай находились вне ее рамок, однако Китай, бывший одним из основателей ГАТТ, сейчас добивается восстановления своего членства в этой организации. Кроме того, примерно 25 стран, по разным причинам оказавшихся в стороне, также ведут переговоры по присоединению к ГАТТ/ВТО.
Структура ВТО.
Место расположения: Женева, Швейцария
Основана: 1 января 1995 г.
Создана: по результатам переговоров Уругвайского раунда (1986-94)
Членство: 144 страны (по состоянию на январь 2002 года.)
Бюджет: 127 млн. швейцарских франков (примерно 80 млн. долл. США).
Штат Секретариата: 500 сотрудников
Глава: генеральный директор
Высшим руководящим органом ВТО является Конференция министров. Она созывается не реже одного раза в два года, как правило, на уровне министров торговли или иностранных дел стран-участниц ВТО. Конференция обладает полномочиями принимать решения по наиболее принципиальным вопросам, например, касающимся новых раундов многосторонних переговоров.

Текущее управление деятельностью и наблюдение за действием соглашения и министерских решений осуществляет Генеральный совет. Он собирается несколько раз в год в Женеве. Как правило, в Генеральный совет входят послы или главы представительств членов ВТО. В функции Генерального совета также входит разрешение торговых споров между странами-участницами ВТО и проведение периодических обзоров их торговой политики.

Генеральный совет контролирует деятельность подчиненных органов:

- Совета по торговле товарами, который осуществляет наблюдение за выполнением Генерального соглашения о торговле товарами;
- Совета по торговле услугами, который осуществляет наблюдение за выполнением Генерального соглашения о торговле услугами;
- Совета по интеллектуальной собственности, который осуществляет наблюдение за выполнением Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности.

Помимо вышеперечисленных органов, в составе ВТО действуют рабочие и экспертные группы и специализированные комитеты. Их функции заключаются в рассмотрении вопросов выполнения отдельных частей многосторонних соглашений, а также других вопросов, представляющих интерес для стран-участниц, к примеру, касающихся правил конкуренции, инвестиций, действия региональных торговых соглашений, торговых аспектов защиты окружающей среды и приема новых членов.

ВТО представляет из себя сложный и разветвленный механизм, в котором участвуют сотни переговорщиков, экспертов в различных областях экономики и права, и который находится в постоянном движении и развитии. Особенность ВТО в сравнении с другими международными организациями заключается в том, что переговоры в ВТО касаются миллиардных сумм, поскольку в их результате устанавливаются правила экспорта и импорта товаров и услуг, непосредственно затрагивающие интересы потребителей, производителей и конкретных компаний. ВТО - единственная организация мирового уровня, вырабатывающая правила международной торговли для обеспечения ее максимально возможной предсказуемости и свободы, а также справедливого разрешения споров между странами-участницами по любым вопросам, касающимся торговли и торговых барьеров.
Подводя итог, следует подчеркнуть, что система ГАТТ/ВТО занимает центральное место в регулировании системы международных экономических отношений, а устанавливаемые ГАТТ/ВТО нормы являются, по существу, международным торговым законом. Находясь вне общего правового пространства, не будучи членом этой организации, любая страна обрекает себя на положение аутсайдера в международной торговле, ибо к ней не применяются общие правила. Это побуждает присоединяться к системе ГАТТ/ВТО.





Глава 3. ПЕРСПЕКТИВЫ ВСТУПЛЕНИЯ КАЗАХСТАНА В ВТО.
3.1 ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ КАЗАХСТАНА (ПЕРСПЕКТИВЫ ВСТУПЛЕНИЯ В ВТО)
Борьба за свободу торговли - одна из главных тенденций мировой экономики второй половины уходящего века.
Это движение за свободу торговли в последние годы получило название глобализации. Глобализация подразумевает мировую свободу передвижения не только товаров, но и капитала, а, в конечном счете, даже квалифицированной рабочей силы. Глобализации - это в основном политические деятели развитых промышленных стран, которые часто поддерживают собственную глобализацию в ущерб чужой. Есть у глобализации и враги.
Источник: ежегодный отчет ВТО за 2000 г.
В 90-е годы объем мировой торговли ежегодно увеличивался в среднем почти на 7%, в то время как темпы роста ВВП планеты были в два с лишним раза ниже - примерно 3% в год. Динамика изменения мировой торговли в 99 г. требует отдельного обзора. Во второй половине 99 г. наблюдалось существенное усиление глобального выпуска и торговли, оказавшее позитивное влияние для развивающихся стран, экспорт товаров и услуг которых увеличился в среднем вдвое по сравнению со среднемировым уровнем. В 1999 г. на развивающиеся страны приходилось 27,5% мирового экспорта товаров и 23% экспорта коммерческих услуг. Все это дает перспективы для более высоких темпов роста мировой торговли в будущем, а кто не участвует в борьбе за место под солнцем на глобальном рынке, тот может оказаться на обочине мирового развития.
Глобализация не обошла стороной и Казахстан. С января 1996 г. республика имеет статус наблюдателя во Всемирной Торговой Организации (ВТО), которая пришла на смену Генеральному Соглашению по Тарифам и Торговле (ГАТТ). Но в республике почему-то не уделяется этому должного внимания. Например, последняя встреча в Сиэтле (где также обсуждались проблемы вступления новых государств в ВТО) в Казахстане осталась почти незамеченной. Неужели нас не волнуют условия интеграции нашей республики в мировой рынок? На встрече в Сиэтле Билл Клинтон призывал "придать человеческое лицо глобальной экономике". 30 лет назад мы не захотели понять, что такое "социализм с человеческим лицом". Сегодня это нас тоже не интересует. Если так будет продолжаться и дальше, то мы обречены на превращение в заброшенную провинцию в глобализующемся мире. Бросается в глаза разница в подходе к вступлению в ВТО Китая и Казахстана. Примером поистине неудержимого желания вступить в ВТО может служить Китай – его принятию в ряды организации в конце прошлого года предшествовали 15 лет изматывающих переговоров.
Зато теперь считается, что для страны с агрессивной внешнеторговой политикой открыт поистине бескрайний рынок. Нет сомнений, что КНР сполна воспользуется своим новым статусом и благодаря падению торговых барьеров, китайские товары станут еще более дешевыми и всепроникающими.
Собственно, поэтому странам-участницам и понадобилось столько лет, чтобы максимально защитить от экспансии Китая своих производителей. В обмен на членство в ВТО Поднебесной пришлось принять ряд очень жестких условий и обязательств, некоторые из которых никогда не предъявлялись другим странам.
Хотя Китаю и удалось при вступлении добиться статуса развивающейся страны, (это дает ему теоретическое право в течение нескольких лет сохранять высокими импортные таможенные пошлины и другие меры защиты рынка) все же средний уровень таможенных пошлин в стране снизился весьма значительно. В то же время страны – члены ВТО будут применять в отношении китайского экспорта особые меры защиты своих рынков еще в течение 12 лет!
Еще одним ущемлением китайского самолюбия является то, что в ближайшие 15 лет, при проведении антидемпинговых расследований, КНР будет считаться государством с «нерыночной экономикой», а это означает, что решения, вынесенные арбитражными органами ВТО не в пользу Китая, последнему будет очень трудно оспорить.
Таким образом, радужные перспективы, которые предвещало Поднебесной членство в ВТО, по крайней мере, в ближайшем будущем, вряд ли оправдаются. По мнению китайских аналитиков, уже совсем скоро от выполнения требований ВТО пострадают не только отдельные предприятия, но и целые отрасли экономики, увеличится разрыв между состояте

Комментарии Вконтакте:

“ Информация ”

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.